Зимняя пирушка

Н. М. Павлова

Зимняя пирушка
 

   Заяц всё лето кормил хромую белку: озорной мальчишка перебил ей лапку. А когда белка Тут белка вспомнила, как заяц за ней ухаживал, как всё лето её кормил, и белке стало стыдно. поправилась, она простилась с зайцем и сказала:

-  Спасибо    тебе,    зайчик,    спасибо! Смотри,  никаких запасов на зиму не делай. Летом ты меня кормил, зимой я тебя прокормлю.

   Но с того дня заяц белку не видел. Последняя травка скрылась под снегом. И остались зайцу, чтобы поглодать, только голые веточки да кора. В непогоду он часто голодал. Тогда он вспоминал белку, и ему становилось веселее: «Стоит мне только её найти, а тогда заживём!»

   И вот наконец заяц наткнулся на белку. Она сидела на сучке у своего дупла.

   - Здравствуй,- крикнул     заяц,- какое счастье,  что я тебя нашёл!  Ведь как раз сегодня я с утра ничего не ел.

   - Ладно, ладно, поставлю для друга самовар,- сказала    белка.- Вот    только принёс бы ты мне берёзовых веток, я бы из них угольков нажгла.

   -- Принесу, принесу, хлопотунья,- сказал заяц и помчался.

   А белка-то хитрила. Ей стало жаль своих запасов. И она нарочно отослала зайца. «Когда-то он ещё найдёт берёзку,- думала белка.- А я тем временем потихоньку перетащу все свои запасы в другое дупло и сделаю вид, будто меня куница съела». Но не успела белка вдеть в иголку нитку, чтобы починить мешок, а заяц тут как тут.

   - На, получай берёзовые ветки, хлопотунья!

   - Быстро же ты обернулся,-- сказала белка.

   - Да ведь берёзку-то нетрудно найти,- сказал  заяц,- с опушки  видно,  как березнячок белеется.

   «Это верно»,- подумала белка. И давай хитрить дальше:ьше:

   - Угольки-то   у   меня   будут,   а   разжечь-то мне их нечем. Принёс бы ты мне осиновых веток, а я бы из них спички сделала.ала.

   - Принесу,     принесу,    хлопотунья,- сказал заяц и умчался.

   А белка думает: «Ну, осину-то ты зимой не скоро отыщешь: ведь без листьев все деревья друг на друга похожи, одна берёзка белая ото всех отличается».

   Но не успела белка первую заплату на мешок положить, а заяц уж тут как тут.

   - На, получай осиновые ветки, хлопотунья.

   - Быстро же ты обернулся,- сказала белка.

- Да ведь осину-то нетрудно найти,- сказал заяц,- осинничек как частокол стоит. Осинки тоненькие,    пряменькие, серо-зелёные, а кора у них горькая.

   «Это верно»,- подумала белка. И давай хитрить дальше:ьше:

   - Самоварчик-то я поставлю, а как я на стол накрою? Ведь стола-то у меня нету. Принёс бы ты мне дубовых брёвнышек, напилила бы я досочки, сделала бы дубовый стол.

   - Принесу,    принесу,    хлопотунья,- сказал заяц и помчался.лся.

   А белка думает: «Ну, дуб-то ты зимой не скоро отыщешь».шь».

   Но не успела белка десяти орешков в мешок сложить, а заяц уж тут как тут.

   - На,   получай   дубовые   брёвнышки, хлопотунья.

   - Быстро же ты обернулся,- сказала белка.

   - Да ведь  дуб-то  нетрудно найти,- сказал заяц,- большой, толстый да корявый, а на веточках зимой, как флаги, висят засохшие листья.

   «Это верно»,- подумала белка. И давай хитрить дальше:

   - Стол-то я сделаю, а пошоркать его нечем. Принёс бы ты мне липовой мочалки.

   - Принесу,     принесу,    хлопотунья,- сказал заяц и помчался.лся.

   А белка думает: «Ну, липу-то ты зимой не скоро отыщешь!»

   Но не успела белка мешок с орехами перевязать, а заяц тут как тут.

   - На, получай липовую мочалку, хлопотунья.

- Быстро же ты обернулся.

   - Да ведь липу-то нетрудно найти,- сказал заяц,- у неё каждая ветка посередине прогнулась, будто на ней в этом месте сидел верхом медвежонок.

   «Это верно»,- подумала белка. И давай хитрить дальше:

   - Пировать-то мы с тобой попируем, но какой же это пир без музыки? Принёс бы ты мне кленовых брёвнышек. Сделала бы я из них балалаечку.

   - Принесу,     принесу,    хлопотунья,- сказал заяц и помчался.

   А белка думает: «Ну, клён-то ты зимой уж не скоро отыщешь!»

Но   не   успела   первый   мешок  с   орехами   взвалить   на   плечи,   а   заяц  тут   как тут.

   - На,   получай  кленовые брёвнышки, хлопотунья.

   - Быстро же ты обернулся,- сказала белка.

   - Да ведь клён-то нетрудно найти,- сказал  заяц,- у  него  все  прутики  сидят парами, вот как человек стоит, руки кверху поднял: тело - это ветка, руки - прутики. Только и загоняла же ты меня, хлопотунья!   Ну   да   ничего,   уж   для   такого праздника  стыдно   не   постараться.   Да   и лапы у меня  большие,  крепкие,  не  чета твоим. Я,  когда летом перевязывал тебе лапку,   всё  удивлялся,  как  такие  лапочки

могут выдержать твои прыжки?

   Тут белка вспомнила, как заяц за ней ухаживал, как всё лето её кормил, и белке стало стыдно. Ей стало так стыдно, что она вся покраснела и из серенькой стала опять рыжей.

   -  Посиди немножко, зайчик,- сказала белка тихо  и  ласково.- Я  всё сейчас приготовлю.

   И она быстро сделала из осины спички, нажгла берёзовых углей, растопила самовар, сделала дубовый стол, отшоркала его липовой мочалкой и наставила на него всякой всячины. Всего-всего наставила, как для большого пира.

   А когда они с зайцем немножко подкрепились, белка наладила кленовую балалаечку и заиграла. И тут у них с зайцем такое веселье пошло, что даже все ближние деревья в этот вечер жалели, что у них нет ног, чтобы потанцевать.ать.

На главную
Яндекс.Метрика